lera_briz

Categories:

Гюнтер Вальраф. На самом дне.

В «Иностранной литературе» 1986 год, 8 номер я прочитала произведение Гюнтера Вальрафа « На самом дне». 

Известный немецкий журналист и писатель рассказывает о жизни иностранцев в ФРГ.

Автор меняет внешний вид,  придумал себе новое  имя - Али, стал говорить с акцентом, заказал себе темные контактные линзы. «Теперь у вас такой колючий взгляд, как у южанина», - удивился оптик». Обычно его клиенты заказывают только голубые глаза.

Али пошел искать себе работу. Много мест работы поменял. И узнал много нового, превратившись в «турка».

«Я знал, что почти половина молодых иностранцев страдает психическими заболеваниями».

« Целыми часами я даром вертел ручку моей шарманки. Меня это не удивило. Ненависть к иностранцам стала настолько будничной, что не удивляет никого. Удивляет скорее отсутствие проявлений враждебности. Дети, например, очень хорошо относились к странному дяде – шарманщику с вывеской - « Турок без работа, 11 лет Германия, хочет оставаться здесь. Спасибо». Однако взрослые немедленно тянули детей прочь».

«Если в переполненном вагоне место рядом с тобой остается пустым - это больно. Интеграция иностранцев, о которой твердят со всех сторон, не срабатывает даже в общественном транспорте».

«Мой коллега Ортган приехал в ФРГ 12летним подростком. Он научился без акцента говорить по - немецки, он даже осветлил волосы, но он не познакомился ни с одной немецкой девушкой. Как только он называет свое имя, все кончается».

«За спиной иностранцев любят пожаловаться на якобы невыносимый чесночный запах. Хотя немцы едят значительно больше чеснока, чем турки, которые разве что в выходной позволяют съесть зубчик для здоровья. Они отказывают себе в привычной еде, чтоб их приняли в немецкую среду. Однако барьер остается».

Автор  рассказывает,  как неосмотрительно пошел на матч  футбольный в образе Али и купил билет в немецкий сектор. Да, он одел феску с полумесяцем. « Я угодил прямиком в кампанию молодых немецких неонацистов. Каждый из них по отдельности может быть неплохим парнем, у большинства открытые, симпатичные лица. Но в этой толпе меня окружали искаженные злобой маски. Болельщики швыряли в меня сигаретами,  выплескивали мне на голову пиво. Вокруг меня орали «Зиг хайль», «Турки, вон из нашей страны». Страшно представить, что произошло бы, если бы немецкая команда проиграла».

Когда Али захотел попить пива, то убедился, что  «меня обслуга игнорирует, тогда я сам направляюсь к стойке, но и там у меня заказ не принимают. Разливальщик шипит на меня – «Мотай отсюда, пока цел».

Али работал в «Макдональдсе». Управляющий говорит, что его вряд ли зачислят на постоянную работу, так как недостаточно старается и» и» выражение лица у меня кислое».

Подвыпившие юнцы бросают мне под ноги пакетики с остатками жареной картошки. Их раздавливают подошвами и я сразу должен подтереть пол мокрой тряпкой»

«Особенно тяжело приходится одной из наших женщин - турчанке. Ей говорят сальности, а иногда с размаху швыряют под ноги пепельницу».

Потом Али работал на стройке.

«Никто из нас не сдавал своих документов, мы все работаем «налево». Никакого социального обеспечения для нас нет»

Али  чистит уборные для рабочих на стройке, сток засорен напрочь».» Я воспринимаю эту работу как издевательство. Пока сантехники не устранят причину, унитазы тут же переполнятся. На стройке достаточно сантехников, но их рабочее время слишком дорого». Али говорит прорабу, что в моей работе нет смысла, и слышит - «Ты здесь не для того, чтоб задавать вопросы, пусть думают ослы, у них мозгов больше».

Потом на стройке Али таскал тачки с бетоном наверх. «Мой напарник Хайнц нагружает тачку доверху, ему приятно поглядеть, как Али выбивается из сил, чтоб удержать тачку в равновесии. Во время следующей нагрузки, опять, несмотря на мои протесты, наполняет тачку до краев. Потом тачка опрокинулась, выясняется, что шина на колесе тачки проколота. Напарник констатирует - «Давно пора заметить, что туркам здесь делать нечего».

Потом автор пишет о том, как Али, мусульманин, захотел креститься. Пастор отказал, всячески хотел от него избавиться.

Юсуф, друг «Али» говорит мне - « Нехорошо, что мы выучили немецкий и понимаем. Всегда неприятности. Лучше делать так, как будто не понимаем. Он рассказал мне о рабочем из Туниса, который совершенно сознательно перестал учить немецкий и  на все, что говорил мастер, отвечал - «Да, мастер». Так оно спокойней.

«Привожу несколько типичных оскорбительных надписей. Они списаны со стен завода «Оксиген-1».

« Смерть всем туркам».

«Турецкие свиньи, всех вас пристрелю».

«Лучше 1000 крыс в постели, чем один турок в подвале».

«Мертвый турок лежит в подвале, а немца опять не нашли, не поймали»

Немцы любят рассказывать анекдоты, где упоминаются турки и евреи.

Али говорит – «Не смешной анекдот, и про евреев не смешной, Почему немцы так мало смеяться и всегда за счет других». И получил в ответ-

-Лучше не вмешивайся в наши дела, а то вам скоро будет не до смеха».

Книга написана давно, но ясно, что за эти годы стало только хуже. Чтоб понять весь этот ужас по отношению к людям другой крови со стороны немцев, надо прочитать эту книгу. Или не читать. 

Мне было тяжело читать о унижении одних, о тупой злобе - других.

Нет, все же прочитать надо. Автор - молодец. В Википедии есть информация о нем.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic