lera_briz

Categories:

Страсти по земле.

В моей жизни все грустно. Я тоскую по земле, а земли – нет. Три дня подряд, в 9 утра, не успев позавтракать, я выходила в резиновых  сапогах и маске на лице во двор и помогала Клаве сажать цветы под балконами. Три небольшие плошки я рассаживала в три этапа,  хотя  все можно было повтыкать в землю за час.  Так захотела Клава,  которая боялась то холода, то дождя, то голубей.   Я работала с прохладой в душе. 

Были причины для отстранённости.  Клава, хозяйка  изготовленных  из шин газонов, отвлекала меня от работы своими советами. « Сажать  цветы нужно только на большом расстоянии друг от друга, поскольку они  разрастутся, расстояние между цветами надо измерять линейкой.  Поливать лунку  надо  марганцовкой,  а уж после,  как высадил рассаду, землю  поливать не надо.  Прежде чем начать работу, надо одеть перчатки на руки».  Кроме этих советов, которые расходились с моим опытом, я должна была  также лицезреть  герань на клумбе. Герань в горшке на кухне люблю, а вот на улице в клумбе, -  нет. У меня прямо глаз дергаться начинает, когда вижу герань на грядках.

Я молчала и не протестовала. Эти газоны, эта  рассада -  были  делом рук  Клавы, восьмидесятилетней женщины, у которой давление, сахарный диабет и больные ноги.  Она сажает цветы каждое лето. Я помогала ей раньше, помогаю и этой весной.

Я помогала, а моя дорогая соседка проверяла меня на прочность. Она сказала-

-Бархатцы остались,  возьми себе.

-Клавдия Петровна, у меня же нет дачи, зачем вы мне душу травите, куда я их посажу? Давайте лучше  воткнем цветы в это колесо, оно  такое  большое, а в нем  сидят всего четыре цветка.

-Нет,  они разрастутся. Цветы пусть остаются в посудине, пригодятся. 

К нам подошла женщина, которая, как  я поняла по разговору,    была рабочей силой ещё одной старушки, подружки Клавдии.

Клава нахмурилась,  поняв, что не одна она была крутая, имея рабыню под боком, ее подружки тоже обеспечили себя  физической поддержкой. Потом Клава  отдала остатки цветов  женщине.

Потом Клава сказала,- « Ох, как в раю, не могу налюбоваться на герань».

Я вздохнула и подошла к бархатцам. Наклонилась, потрогала почву, земля была жесткая – прежесткая. Я осторожно прорыхлила ее, понежила почву возле корней голыми руками, подумав «А почему Клава  не рыхлит землю»? 

Клава отпустила меня, а сама осталась на свежем воздухе. Я ушла домой.

 Именно после рыхления почвы я почувствовала зуд в руках. Я хотела рыхлить, полоть, и снова рыхлить. Я металась по квартире,  желание иметь землю под боком не давало мне спокойно дышать. Я хотела клочок земли для цветов, для салата, для счастья и радости.  Я не могла успокоиться долгих два часа. 

Земли у меня  не было, я обзвонила  подруг. Нет, никто из общих знакомых не владел землей бесплатной и благоустроенной.

Я выглянула на балкон и увидела, что Клава уже полила цветы, которые я только что с такой любовью рыхлила. Зачем поливать после рыхления?

 Я вышла, точнее, выбежала  снова на улицу  и сказала - 

-Клава, если надо прорыхлить, вы мне скажите,  я готова,  земля жесткая, цветочкам плохо.

-Нет, не надо рыхлить, еще корни пораним, - отказалась Клава.

-Я аккуратно,  я не пораню.

-Не надо.

Перед входом в подъезд я обернулась. Светило солнце, грядки были пустые и только шары  герани красные и розовые сияли и были великолепны.

По семейному преданию, мой прапрадед был садовником в дворянском поместье, и сбежал с помещичьей дочерью. Я чувствую в  себе  гены и этого  садовника  и этой непутевой дворянки.  Скорей всего, это не легенда. А быль.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic