lera_briz

Category:

Толик и Шурик.

Жена  сына  увлеклась рыбалкой : ездит, ловит,   а дома жарит окуней и ельцов, но воодушевить  на рыбную ловлю моего сына Сашу  она  не смогла. Это понятно. Мой сын, как и я, равнодушен к рыбалке. Правда, в те далекие годы, когда Саша для всех  был мальчиком Шуриком,  у нас был знакомый  рыбак, которого я вспоминаю до сих пор и  помнить буду долго.

Рыбака звали Толик, это был  друг моего  сына. Толик был младше Шурика года на два, каждое лето Толик и Шурик приезжали к своим бабушкам в село Волчиха Алтайского края из больших городов. Шурик приезжал  из Красноярска, а  Толик из Новосибирска. Они сдружились  как-то  сразу, им было хорошо вместе, они часами разговаривали  друг с другом, и говорили интересные вещи.  Я подслушивала иногда. Правда, я  мало что запомнила. Помню только, что Толик говорил, что Новосибирск, лучше, чем Красноярск, а Шурик, что Красноярск лучше, чем Новосибирск, хотя ни тот, ни другой никогда не бывали в городе оппонента.

Удить рыбу Толик  стал с пяти лет. Удить - означало  для Толика - поймать  рыбу и принести  ее к  бабушкиной сковородке.  Сразу Толика  никто всерьез не воспринял, он же был малыш, но потом отношение рыбаков к нему поменялось, его зауважали. Толик утром и вечером,   как штык, сидел  на берегу  с удочками. Червей он  обычно копал на нашем  огороде, на своем, видимо, были менее жирные.  Шурик тоже захотел стать рыбаком, как его друг.  Значит, надо было  приобрести удочку.  Я и моя любимая бабушка Шура  собрали информацию, как сделать удочку. Начали с удилища. Утром втроём пошли в чащу, чтоб найти дерево определенной породы,  не сразу, но  нашли, бабушка срезала несколько длинных веток и мы, уже под палящим солнцем, вернулись домой.  Очевидно, организатором создания орудий ловли была бабушка Шура, так как я не помню, кто  эти удилища доводил до ума. Возможно,  это была моя родная тетка Галя, профессиональная  рыбачка. Калитка теткиного  огорода выходила на речку, она сидела  на мостике, спрятанная от мира кустами плавучей ивы и ловила карасей.

Караси, кстати, в нашей  речке были очень вкусные, это признавали все,    и совсем не пахли тиной, как некоторые  рыбешки из  соседних озер. Потом кто-то запустил в   речку окуней, поэтому  карасей  с каждым годом становилось все меньше и меньше. А окуни на вкус были как окуни, мне кажется, они в любой воде одинаково безвкусные.

Сын  в свой первый промысловый день встал рано утром, взял удочку и  пошел на речку, что была в пятидесяти  метрах от дома. Я была счастлива,  как  и  моя бабушка, мы были уверены, что Шурик принесет нам   много рыбы.  Я, не выдержав ожидания, сбегала посмотреть, что там делается. Кстати, я  всегда, по требованию бабушки, ежечасно  проверяла,  все ли нормально с Шуриком, где бы тот  не находился. Я проверяла нахождение сына, даже когда он подрос, так как бабушка очень переживала за правнука, и боялась,  что может произойти  что-то неприятное. Так вот,  воодушевлённая,  я подошла к речке и увидела, как Толик, согнувшись, следит за поплавками, а Шурик весело  прыгает по берегу, усыпанному   гусиными и куриными перьями. Я услышала, как Толик на него ворчит : «Замолчи, рыбу распугаешь, Шурик, иди отсюда, там прыгай, а здесь не прыгай». У Толика в ведре была рыба, у моего сына  в ведре не было ничего. Вообще ничего, он совсем ничего не поймал. Я попросила Шурика громко не кричать и бесцельно не прыгать.  Толик на прощанье великодушно отдал нам  одну  маленькую рыбешку – « Возьмите коту». И сказал мне - «Теть Лер, Шурик  не рыбак». «Ой, прямо ты все знаешь, рыбак не рыбак, мы еще посмотрим. Вот завтра Шурик придет утром и наловит много рыбы»- возмутилась я.  «Нет, - сказал Шурик,-  я не приду завтра, я лучше спать буду».

Вот так дальше и пошло, Толик сидел все утро на берегу и ловил рыбу,  бабушка  его постоянно хвасталась,  проходя мимо нашего огорода, какой у нее внук добытчик, как много рыбы он приносит, а мой сын в это время   просто спал. Вначале Толик забрал у нас одну удочку, потом другую, - «А что они у вас зря  пропадают, а я вашему коту  за эти  удочки рыбу принесу».

Когда Толику было семь лет, он разозлил всех рыбаков. Он  внезапно нашел  на дне реки садок, который  был потерян одним   мужиком   «года три назад».  Толик умудрился найти эту сетку, почти вровень с него ростом,  и вытащить ее, полную раков,  на глазах всех мужиков, которых в тот пасмурный день на берегу оказалось очень много.  Рыболовы обрадовались  - »Толян, нашел, вот молодец! Ух ты,  сколько раков,  мы искали,  а ты нашел, ну ты жук, неси сюда». Толик неожиданно для всех присутствующих развернулся  с этим  громадным садком   и   изо всех побежал    прочь. Мужики растерялись, а  потом  хозяин садка бросился вдогонку за Толиком.  Не догнал. Толик  прибежал с этими раками не к себе, а к нам, наверное, дома ожидал засаду и  возбужденно закричал - « Теть Лер, ставь воду, будем раков варить и есть». Я подошла,  чтобы впервые в жизни вблизи разглядеть раков. «О, они  шевелятся, - сказала я,- как много раков, где ты их  взял?»   «Нашел, нашел»,-  закричал Толик,-  «Ставьте воду быстрее, я скажу,  как их  надо варить».  « Ой,  а   почему  они  зеленые, раки  же красные»? - удивилась я.  В общем, я сварила добычу, мальчишки и я  съели все с удовольствием,  бабушке раки не понравились.   Мужики простили Толика, только  потребовали садок вернуть обратно, ну не драться же им с младенцем. Толик садок  вернул. На следующее лето мужики уже не помнили обиды.

Возможно, Толик этими раками отблагодарил нас за хлебосольство моей бабушки. У Толика  был хороший аппетит и мы всегда приглашали его за стол. К тому же бабушка считала,  что любимый правнучек, который очень плохо ест, за компанию с Толиком начнет  есть лучше.  Всегда получилось так, что Толик съедал все пирожки с тарелки,  а Шурик - ни одного. И молоко Толик пил с удовольствием, Шурик   вдруг  перестал  пить молоко от другой коровы, а мы с бабушкой вообще не выносили молоко, так что все,  молоко, заранее  оплаченное на месяц вперед, выпивал  один Толик. Обычно после обеда мальчишки убегали к старшим другу, который как раз к полдню просыпался. 

У этого взрослого парня, назовем его Мишей, был компьютер,  он использовал мальчишек в своих интересах. Мальчишки поливали огород, носили воду из колонки, ходили в магазин за хлебом и кормили свиней. Взамен им дозволялось поиграть в компьютер: полчаса одному, и полчаса другому. Самое интересное, что поливал, носил, кормил и  перекладывал всегда Шурик. Толик  в это время болтал либо с ним, либо  с Мишей. Мы сидели  с бабушкой на крыльце, нам  было видно   все, что происходило  на соседском огороде. Бабушка ворчала  -

-Ух, Мишка, совсем  бессовестный,   нашел  себе  батраков. На дурничку  мальчишечки сейчас ему весь огород польют.

-Ба, да  пусть они  работают, зато в компьютер  поиграют  бесплатно.

-А Толик,   ничего не делает, ты посмотри, вот проныра!   Один наш все  с ведром носится. Ох, господи. 

- Это точно, как соседям полить огород, это - пожалуйста, а как свой, - никогда, - вздохнула я. 

Бабушка не выдержала-

-Сходи, пусть домой идет,  уже набатрачился.  И кепку ему отнеси.

Оказаться бы сейчас на том крыльце. Я бы сказала бабушке - «Красотулечка ты моя, дорогулечка, солнышко ты мое, зайчик мой сладкий, как я тебя люблю». Я бы обняла ее, поцеловала бы, погладила по спине, по голове, и только потом  пошла бы  и  отнесла сыну кепку.  Отец Мишки был дома, он  сказал, что когда они вчера разбирали баню, Шурик был молодцом, работал  наравне с взрослыми, а Толик -  настоящий прохиндей,  ничего не делал и бил баклуши.  Я порадовалась, что  Шурик превзошел Толика. С Волчихой  связь прервалась после смерти бабушки, мы перестали  туда ездить. Про Толика я  ничего не знаю, но  очень рада знакомству с ним. У меня к нему всегда было очень доброе и трепетное отношение.

А мечта, что сын наловит много рыбы и принесет  ее в дом, не осуществилась. Правда, у меня есть внук Максим, который в шестилетнем возрасте впервые с  мамой  выехал на рыбалку. Я радовалась тому, что внук поехал  на рыбалку.   Вечером я  спросила – «Ну как на рыбалке, Максим,  тебе понравилось?» - «Ну да, понравилось, мама рыбачила, а мы с другом сидели в машине и играли в телефон», - ответил внук.

Я не сдаюсь, у  меня есть еще один внук, сейчас ему два месяц, так что  удочку держать в руке  ему пока рано.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic