lera_briz

Category:

Эфраим Севела."Почему нет рая на земле".

Я познакомилась с новым для себя писателем Эфраимом Севелой (1928-2010), автором книги «Почему нет рая на земле». Я с удовольствием прочитала этот сборник, в который  вошли «Легенды Инвалидной улицы», а также «Моня Цацкес - знаменосец».

В первом повествовании  «Легенды Инвалидной улицы» я расширила  свои   знания о жизни и быте евреев, проживающих в СССР.  Например, Севела сообщает, что  «секли у нас детей во всех домах», что  «за большие деньги в СССР  при поступлении в институт, например,  можно было откупиться даже от антисемитизма». «Мужья боялись женам слово поперек молвить и позорно бежали, не заботясь о своей репутации. Поэтому ссориться женщины могли только друг с другом. И они это делали каждый день. Жены запрещали разговаривать с мужьями своих обидчиц, те только переглядывались и перемигивались». «Дрались с голыми руками, у нас так было принято». Все не выговаривали букву « р» - «Хоть разбейся. Это наша национальная черта, и по ней нас легко узнают антисемиты».

Два момента задели меня за живое.  Впервые это произошло, когда автор рассказал  о судьбе плотника, имеющего 11 детей и одну пару обуви на всех, хотя человек он  был работящий и хорошо зарабатывающий. Дело в том, что в синагоге лучшие места стояли больших денег и на них сидели самые уважаемые люди. Вот на эти статусные  места и шел заработок многодетного отца. Автор говорит, что он не осуждает человека за подобный поступок. «Потому что не зря было сказано: лопни, но держи фасон». 

Вторая история, удивившая меня,  повествует о судьбе ребенка, который воровал деньги, в том числе и у родных, для того, чтобы покупать друзьям мороженого. Отец бил мальчика, но тот все равно воровал, был счастлив,  и совсем не унывал,  ведь он приносил радость друзьям. Автор утверждает, что он, этот мальчик,   хотел осчастливить человечество. Буквально недавно прочитала о желании известного нашего физика, стопроцентного еврея Ландау,  осчастливить человечество, и вновь встретила  точно такую  же мысль. Похоже, это какая- то очень важная идея  для евреев – « Сделать всех счастливыми и  всех осчастливить».

Я запомнила, что накануне второй  мировой  войны люди в этом местечке ночами стояли в очередях, чтобы купить утром булку хлеба в одни руки. Мне  понравились следующие  переходы автора в процессе рассказа: »Дальше я рассказывать не могу, потому что мне надо успокоиться и прийти в себя», « Немножко грустно стало, верно. Ничего не поделаешь, нельзя всю жизнь смеяться». 

В произведении  «Моня Цацкес - знаменосец» я  выделила следующие эпизоды. Командир полка во время важного наступления отдает приказ знаменосцу обернуть флаг вокруг тела и  бежать назад, а не вперёд.  Потому что потеря флага грозила командиру части судом трибунала, а воинской части - расформированием.  Итак, приказ командира  звучал так - «Знамя - назад». Немного неожиданно.

После подвига Александра Матросова в данной части искали  кандидатуру, которая  могла  бы повторить подобное, чтобы звания и награды  посыпались на офицеров. Искали человека не особо нужного, бесполезного, но с хорошей, то есть с  рабоче-крестьянской,  биографией, как положено. Желание  тех, кому доверили  честь  посмертно прославиться,  никого не интересовало. Автор  рассказывает, что  будущий герой и будущий покойник, поощряемый расщедривавшимися командирами, ушел в многодневный запой, и впал в  итоге в белую горячку. Автор спасает, таким образом,   бедолагу от почетной смерти на амбразуре. Мне понравился такой конец истории. Люблю, когда все остаются живы.

Я читала легко эту книгу, понимая, вот тут  вымысел,  вот  тут  реальность, а тут вымысел, который может быть реальностью. Комфортно было, пока  я не дошла до сцены, описывающей, как «самоваров с краниками» вывешивали в окнах госпиталя, чтобы «самовары» могли подышать воздухом.  « Самовары с краниками» – это  инвалиды, оставшиеся без рук и ног.  Раненых  вывешивали в одеялах, потому что таскать  их на улицу у санитарок не было сил. И эти   люди, дымя папиросами,  вставляемыми   им в рот нянечками, подбадривали героя, шедшего на свидание с девушкой. Очень сильная, тяжелая и неожиданная сцена.  Но как сказал Севела - «Немножко грустно стало, верно. Ничего не поделаешь, нельзя всю жизнь смеяться». 

Я люблю еврейских авторов. Севела стал одним из них.  С удовольствием  прочитала книг десять  из серии «Проза еврейской жизни», сейчас узнала в интернете, что в серии этой  вышло 166 книг. Где бы их все найти, чтоб прочитать живьем, не на компьютере? Я рекомендую и этого автора, и эту серию.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic