lera_briz

Categories:

Максиму полтора года. Хороший день.

хороший день, когда мы гуляли по Набережной, обязательно светило солнце и было тепло. Макс вел себя замечательно: не падал на асфальт и не швырял свою кепку об землю. У нас было хорошее настроение и время пролетало мгновенно. И мы делали в этот день важные открытия.

Макс быстро бежал вперед и тянул меня за собой. Рука у него маленькая-маленькая, того и гляди, из рук моих выскользнет. Максиму нравилось подниматься и спускаться по ступенькам, поэтому он смеялся от счастья. Хорошо, что в нашем городе много лестниц. Я ждала, когда он набегается вверх-вниз и можно будет идти дальше.

Потом мы шли на Пионерскую площадь кормить голубей. У меня всегда были с собой крупа и хлеб.

-Макс, кидай птичкам зернышки, корми, гули-гули-гули - говорила я.

Максим опустил руку в пакет с крупой, поводил там пальчиками, и неуклюже стал бросать корм в сторону птиц.

Затем я достала из рюкзака булку хлеба, отломила кусочек и протянула Максу:

-На, сам кинь хлебушек птичкам. Сам.

Максим быстро положил кусочек хлеба в рот и проглотил его.

-На еще - улыбнулась я , бросай птичкам, они голодные - и положила хлеб в маленькую ручку. Максим опять засунул ломтик себе в рот. Съел. Еще кусочек хлеба съел, и еще.

-Макс, голубям оставь. Ты уже съел полбулки.

-Не, не, не.

Максим потянул меня к домам – пятиэтажкам. Мы всегда долго крутились возле водосточных труб. Подбежал, засунул руку внутрь, потом заглянул в отверстие трубы. Внимательно изучил. Водосточные трубы ему нравились так же сильно, как и лестницы.

-Что это - спросил Максим и показал на танк, стоящий на постаменте.

-Это танк, пойдем, посмотрим. Давай я и поставлю тебя на гусеницы.

Макс похныкал:

-Не, не, не. 

-Ладно, ладно, не буду.

Мы гуляли вокруг громадного танка и видели, как папа поставил  на гусеницы своего трехлетнего малыша, чтобы сделать фотографию. Мальчик испуганно кричал, захлебываясь от слез.

-Папа, сними, сними отсюда, я боюсь, - а папа уговаривал:

-Сейчас, сфотаю и сниму, потерпи.

Мальчишка страдал, а папа искал хороший ракурс.

Макс сказал какое-то слово, очень похожее на" Дурак", и показал на фотолюбителя.

-Странный родитель, - согласилась я ,- пойдем Макс домой! Я уже устала.

-Не.

-Да.

-Не, не, не.

-Макс, скажи" да "ради интереса.

-Не, не, не.

По пути нас остановила незнакомая женщина, улыбнувшись, сказала:

- какой у вашего мальчика взгляд осмысленный, такой деловой.

-Спасибо - поблагодарила я.

Дома Макс первым делом показал на свою задницу и выразительно покряхтел. Потом, после туалета, пройдя на кухню, увидел виноград и сказал требовательно:

-Дай мне, дай мне. 

-Подожди, сейчас мы будем обедать. 

-Дай мне, дай мне.

Мы обедали втроем, Макс сидел у меня на коленях. Макс ел виноград, наотрез отказавшись от супа и куриной ножки.

- Сама, сама. 

Значит, сама ешь свою курицу.

Мы с Сашей ели суп, на столе лежали нарезанные петрушка и укроп. Я бросила укроп в тарелку вначале Саше, потом - себе. Глазастик Максим тут же посыпал укропом свой виноград. Проглотил, сморщился, видимо, укроп не понравился. Я убрала приправу  и Макс дальше продолжил есть свои ягоды. А потом, увидев на полу веточку петрушки, поднял ее и положил в мой суп.

-Укроп - сказал он.

-Максимка, ты молодец, ты учишься всему так быстро - сказал Саша.

-Да, он самый большой умничка на свете - согласилась я с Сашей.

После прогулки и обеда Максим спал. Потом мы еще раз могли выйти на улицу.

-Макс, пойдем гулять, иди собирайся.

-Сама - сказал Макс - ушел в коридор, и вернувшись, кинул в меня по очереди свои сандалии.

-Сама. 

Значит, сама собирай меня. Кстати, я любила лето еще и потому, что ребенка почти не надо было одевать перед выходом на улицу. А вот зимой мне было всегда тяжело. Максим не любил, когда его одевали и кричал во все горло. У меня просто ноги отнимались.

Мы гуляли до приезда родителей. Обычно Макс не хотел уходить домой. Плакал. Я провожала машину взглядом и начинала ждать следующей встречи    ul

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic