Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Лена Розенберг. "От дома к скитаниям. Дневник военных лет 1941-1945.

Я прочитала книгу Лены Розенберг-Едваб «От дома к скитаниям. Дневник военных лет 1941-1945». Книга выпущена издательством «Книжники», серия «Свидетель», Чейсовская коллекция.

Это дневник еврейской девушки, написанный на идиш в годы Отечественной войны. Родители автора  погибли, оставшись на захваченных территориях,  но Лена этого не знала и в дневнике обращалась к ним, как к живым. Сама она была вывезена в Удмуртию, где  с 16 лет воспитывалась в детском доме. Девушка страдала из-за того, что лишилась дома, родителей и счастья.   Меня удивило в этих воспоминаниях  несколько моментов, и именно на них я хочу заострить внимание.  Прежде всего, меня восхитила личность самой  девушки. 

Меня поразила тяга молодой девушки к знаниям. Это даже не тяга, не желание, не страсть,  а просто инстинкт, который сильнее ее. Главное для нее – учиться. О своем   знакомом сообщает « Меня очень удивило, что он не хочет учиться».  «Мы обе решили, что будем учиться изо-всех сил, стиснув зубы и сжав кулаки». «Возможность учиться, - это самая важная вещь в моей жизни». Она  пишет о матери – «Она 16 лет  меня растила, давала возможность учиться». «Чтоб как следует учиться, я должна стать эгоисткой». 

Collapse )

Леонид Андреев. Военные воспоминания.

Леонид  Григорьевич Андреев – (1922-2001)- советский и российский литературовед, декан филологического факультета МГУ.

«Философия существования. Военные воспоминания». М. Гелеос, 2005.

Очень рада, что мне попалась в руки эта книга. Прочитала я год назад, выпросив у знакомой. Вот что осталось в записях.

В Смоленске в июне 1941 года был пожар, никто его не тушил, никто не собирался это делать.

Эвакуировался с родителями в Козельск. Автору было 17 лет, ему было очень стыдно, что он не в армии.

«Я слишком ощущал свой долг, беспокойство стало моим неизменным состоянием».

Все - таки  я оказался в армии, в учебке старался не выделяться, чтоб не сделали чином, не хотел навсегда связываться с армией.

Оказался в лыжном батальоне, пока на фронт ехали, нас почти не снабжали. 

Записала специально название подразделения, где он служил. Это - «Лыжный ударный отдельный батальон». В Википедии нашла, что это был лыжный батальон Северо-Западного фронта.

До отбоя засыпать нельзя, дремлющих будят, заставляют сидеть.

На фронте были деревни, занятые немцами, были-нет. Бывало так, что на батальон приходилось всего 3 дома, мы стояли ночь, прижавшись друг к другу.

Если дом был с разбитыми окнами, печку топить бесполезно.

Были ночные занятия на лыжах, голодным приходилось на лыжах бегать.

Лыжи ломались. Солдатам говорили – «Или без лыж за нами следуйте, или берите, где хотите».

Солдатам приходилось воровать лыжи друг у друга, или бежать следом, без лыж, проваливаясь в снег, сильно отставая.

Collapse )

Максиму полтора года. Хороший день.

хороший день, когда мы гуляли по Набережной, обязательно светило солнце и было тепло. Макс вел себя замечательно: не падал на асфальт и не швырял свою кепку об землю. У нас было хорошее настроение и время пролетало мгновенно. И мы делали в этот день важные открытия.

Макс быстро бежал вперед и тянул меня за собой. Рука у него маленькая-маленькая, того и гляди, из рук моих выскользнет. Максиму нравилось подниматься и спускаться по ступенькам, поэтому он смеялся от счастья. Хорошо, что в нашем городе много лестниц. Я ждала, когда он набегается вверх-вниз и можно будет идти дальше.

Потом мы шли на Пионерскую площадь кормить голубей. У меня всегда были с собой крупа и хлеб.

-Макс, кидай птичкам зернышки, корми, гули-гули-гули - говорила я.

Максим опустил руку в пакет с крупой, поводил там пальчиками, и неуклюже стал бросать корм в сторону птиц.

Затем я достала из рюкзака булку хлеба, отломила кусочек и протянула Максу:

-На, сам кинь хлебушек птичкам. Сам.

Максим быстро положил кусочек хлеба в рот и проглотил его.

-На еще - улыбнулась я , бросай птичкам, они голодные - и положила хлеб в маленькую ручку. Максим опять засунул ломтик себе в рот. Съел. Еще кусочек хлеба съел, и еще.

-Макс, голубям оставь. Ты уже съел полбулки.

-Не, не, не.

Максим потянул меня к домам – пятиэтажкам. Мы всегда долго крутились возле водосточных труб. Подбежал, засунул руку внутрь, потом заглянул в отверстие трубы. Внимательно изучил. Водосточные трубы ему нравились так же сильно, как и лестницы.

Collapse )